свечка

Тем, кто ко мне заглянул

Прошу не обижаться никого - в друзья по ЖЖ я записываю только личных знакомых, которым могла бы действительно много что рассказать. Поэтому очень многие симпатичные мне пользователи, с которыми я рада пообщаться, в друзьях у меня не числятся. Но, поскольку под замком у меня лишь персональная информация, мало кому интересная, никто ничего не потерял.
Матом у меня в ЖЖ не ругаются, приветствуется взаимное уважение и доброжелательность, хотя политкорректностью я не страдаю, и других не заставляю.
свечка

Страшно

Вроде не про то надо писать, а про хорошее - там, 46 лет стукнуло 10-го, но еще не 92, и все такое прочее. Но так получилось, что в свой день рождения я прочитала новости про доцента Соколова, и с тех пор, несмотря на цейтнот и общее правило, что плохое, не касающееся моих близких, если не могу хоть в какой-то степени исправить, я должна игнорировать, не могу себя заставить не читать о произошедшем.
Ситуация, в общем, ясна, садизм и мания величия, ощущение, что все дозволено. Но ужасает не только это - видали мы и других, к счастью, не дошедших до этого, талантливых интеллигентных харизматичных мерзавцев. Ужасает общественное мнение. Практически никто не понимает, что молодая девушка, несмотря на разницу в возрасте, была в него просто по уши влюблена и беззащитна перед опытным и властным манипулятором. Что у нее возник стокгольмский синдром, и потому она вовремя его не покинула. Практически никто не говорит, что надо создать механизм защиты от подобных ситуаций (раскладка по возрасту, полу и благополучию не имеет значения), действующую службу помощи. Полно высказываний в стиле: "сама виновата", "нечего было связываться с мужиком настолько старше", "погналась за деньгами, ну и получила". Читаю все это, хочется плюнуть и заплакать.
свечка

Notre Dame de Paris

В жизни случаются страшные вещи, которые вообще не должны происходить. Они страшно несправедливы, и оттого кажутся невозможными, невероятными. Я очень сочувствую французам, но еще больше я сочувствую себе. Нотр Дам де Пари был для меня совершенно особенным собором, полным волшебства. Он мне очень дорог. И с ним связаны прекрасные воспоминания. Я счастлива, что я все-таки там была, и мы сводили туда детей (хотя, увы, наверняка они этого не помнят). Хотя вроде бы каркас собора удалось спасти, наверняка витражи и внутреннее убранство погибли.
UPDATE: Ура! Розы - витражи и орган уцелели! Погибли более поздние витражи (тоже удивительные), но самые прекрасные и старинные - огромные розы - каким-то чудом не повреждены! Орган несколько пострадал от напора воды, но не от огня. Теперь говорят, что орган вроде и от воды не пострадал - только от пыли и сажи. И петуха-флюгер, символ Нотр Дама и Парижа, нашли. Он только помялся.

UPDATE2: Здесь можно пожертвовать на реставрацию

UPDATE3: Тут пишут, что еще есть много опасностей. Среди прочего: нависающая над собором арматура лесов; риск повторного самовозгорания из-за расплавленного свинца, который протек в самые разные места. Неясно, устоят ли щипцы (вимперги - треугольной формы большие камни над витражами-розами, которые ни на чем не держатся, кроме самих себя). Что-то пытаются срочно укрепить, что-то демонтировать. Боятся непогоды, которая может уничтожить хрупкое равновесие вимпергов, например, внезапного порыва ветра. До конца выходных как минимум собор в опасности.
свечка

О перестановках

Наконец я в пятницу отправила в хороший журнал статью на 26 страницах, которую должна была написать к 1 декабря для некого спецвыпуска. Посвятила ее Павлу Андреевичу. Если честно, я ее должна была написать лет восемь - десять назад, но не складывалось по разным причинам, а только все время откладывалось. Зато сейчас я получила все это в другом виде, более разумном и понятном. Хотя основной результат остался тем же по сути.

Главный редактор спецвыпуска, кротко ждавший мой эпохальный труд, в пятницу намекнул, что уже, мягко говоря, давно пора. Я сбежала от якобы больного Ивана в неотремонтированную квартиру и там работала без обеда по причине отсутствия еды и времени, пока все не завершила. Наконец после двух часов борьбы с удивительно прекрасной электронной системой журнала, которая не хотела нормально компилировать мой вполне стандартный латеховский файл, я послала статью. Гордо поздравив себя еще и с тем, что я страдала с системой только два часа, а эксперт по всем вопросам serge_g239 - пять, я отпраздновала победу как могла и тихо улеглась спать.

Рано радовалась. Вчера главный редактор выпуска поинтересовался, туда ли я послала свою статью. А то, говорит, вместо нее я получил рукопись каких-то трех иранских мужиков. Это, мол, совсем не то же самое, и тебя на них променять я не согласен.
Я удивилась и зашла в свой аккаунт. Тихой сапой (без оповещения по e-mail) они мою статью послали мне обратно внутри этой системы (submission sent back to the author). И загрузили мне туда объяснительное письмо за подписью какого-то индуса. Там английским по белому написано, что мою статью они не могут переслать куда надо, потому что порядок авторов в общих данных статьи ("metadata") не совпадает с порядком авторов в самой статье. Update, говорят, плиз, порядок этих самых авторов и посылайте снова свою статюйку.

Это особенно прекрасно, если учесть, что я - единственный автор этой статьи и везде значусь - и в этих метаданных и в статье - как Elena F. Grekova. Однако, оказывается, меня можно переставить не в том порядке, и я несамоперестановочна, если такое слово есть вообще. Наверное, ntsil знает, как называется эта патология. В общем, рефлексивность страдает. С одной стороны, глядь - я. С другой - уже не я, или другая я. Разнообразная такая. Хорошо это или плохо? Во всяком случае, оригинально. Пострадала я еще два часа с их чудесной системой и как-то отправила статью снова. Она попала куда надо. Об этом тоже мне никто ничего на почту не написал, кроме редактора спецвыпуска, у которого уже проглядывает нимб. Журнал, между прочим, западный, из квартиля Q1. Даже не знаю, что лучше - наши редакционные старушки, которым тензоры надо подчеркивать разными цветами, или продвинутые электронные индусы.
свечка

Первенство Галилея

Леон сходил на олимпиаду по физике для 3-6 классов с этим гордым названием и получил там вместе с каким-то шестиклассником первый диплом (как я поняла, вроде больше первых дипломов не было, но не знаю; во всяком случае, Леон оказался первым среди пятиклассников). Участвовало всего человек сто. Впрочем, задач оттуда я не знаю, кроме двух, которые Леон запомнил, а проводит олимпиаду какая-то непонятная контора. Он просто туда захотел, ну, сам и съездил.
свечка

Совет и паркет

Приступаю к ремонту. Собираюсь менять пол (в квартире, свой личный меня устраивает) и мучаюсь. То ли стелить паркет (какой можно? какой нельзя?), то ли в спальнях пробку класть (информация в сети противоречивая). Хочется дрянью не дышать (есть аллергики с проблемами дыхательных путей), чтоб неплохо выглядело и не жутко дорого. Буду рада всем советам.
свечка

45

Увы, не много дней нам здесь побыть дано,
Прожить их без любви и без вина - грешно.
Не стоит размышлять, мир этот стар иль молод:
Коль суждено уйти - не все ли нам равно?

Вот снова день исчез, как ветра легкий стон,
Из нашей жизни, друг, навеки выпал он.
Но я, покуда жив, тревожиться не стану
О дне, что отошел, и дне, что не рожден.

10.11.2018
свечка

И ветра плач и плач лесов

Просто разные фотографии осенних деревьев - во дворе, в Рощино, в парке Политехнического института. Надо бы реанимировать фотоаппарат и снимать нормально. Поезда на фотографии нет, а что касается прочего, то да, la vie s'écoule.