Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

свечка

Ушел от нас Илья Израилевич Блехман.

Мне очень тяжело писать этот пост, и в то же время мне трудно его не написать, потому что хочется, чтобы даже те, кто никогда не видел Илью Израилевича, немного его узнали, и так он остался бы чуть-чуть еще с нами. Он умер вчера. Коронавирус. Ему было 92 года, и здоровье уже


подводило, но сила личности, доброта, ласка, великодушие и ясный ум оставались прежними. Если б не эта мерзкая болезнь, ему бы жить до ста лет! Он писал статьи и книги; совсем недавно я подредактировала перевод его с коллегами статьи, принятой в Philosophical Transactions of the Royal Society A. Не то что б я была особо хорошим редактором, но другие не могли срочно сделать. Не так давно он публиковался и в Nature, но, если честно, я считаю, что это честь для Nature. Его наука была немного волшебной. Он был основоположником вибрационной механики, много работ у него по теории колебаний, синхронизации,  сыпучим средам, есть разные изобретения. Скрытые движения и слабые взаимодействия иногда дают большие эффекты. И поэтому у него иногда песок полз вверх по наклонным трубам, работали отключенные от электричества машины, мягкая веревка вставала торчком, и происходили разные другие чудеса. Когда он рассказывал об этом, я видела в его глазах выражение, похожее на выражение моего младшего, когда он радуется своей удавшейся шалости. Илья Израилевич, я уверена, до самого конца испытывал восторг от того волшебства, которое он наблюдал и пытался выразить в своих работах. Он приводил в своих докладах примеры синхронизации: светляки, которые начинают мерцать все вместе, или синхронизация пульса у пары, которая получает удовольствие от совместного танца. "И другие есть некоторые примеры", со скромной улыбкой замечал Илья Израилевич, не вдаваясь в детали.

Я знала его еще до знакомства: Маргарита два года работала в "Механобре" и с восторгом говорила мне о нем. Интересно, что, не видя ее многие годы (тридцать с чем-то, что ли, лет?), он нередко спрашивал меня о ней с лаской и любовью. И она о нем вспоминала... позвонила ему под этот Новый Год. Он всегда был очень ласков и добр со мной и хорошо говорил о моих мальчишках. Каждый раз, когда я разговаривала с ним о науке, это было удивительно интересно - его ли задачи мы обсуждали, или мои.

Илья Израилевич был знаменитым, выдающимся ученым. Но еще он был и удивительным человеком. Он никогда не унижал "младших по (научному) званию" и уважал их несогласие с его точкой зрения. Он был очень эмоционален, иногда несколько ревнив. Но он был очень щедрым, добрым, великодушным человеком, удивительно сильной и яркой личностью. Обладал совершенно непреодолимым обаянием. Его полные света синие глаза, ласковая улыбка создавали тепло и мир в душе того, кто находился с ним рядом. Для каждой женщины он находил совершенно особый комплимент, искренний и применимый только к ней, полный ласки и уважения. Вообще он любил женщин, необязательно красивых; мне кажется, в каждой он находил какую-то свою прелесть. Насколько я могу судить, женщины отвечали ему взаимностью. К сожалению, его горячо любимая жена умерла много лет назад... было и другое страшное горе, но он смог все перенести и продолжал жить по-настоящему, радоваться и любить жизнь. Илья Израилевич был как солнышко. Мне не поверить, что его больше нет. Мы только недавно разговаривали с ним о науке, он сказал, что надеется отпраздновать защиту моей докторской, я обещала... кто из нас оплошал?  Он должен был еще жить, понятие старости к таким людям неприменимо. Пусть за него помолятся все, кто верит в какую-нибудь высшую силу. В некий момент своей жизни он принял христианство. Но, наверное, это не так важно: вряд ли Там принимают всех исключительно по месту регистрации. Пусть, где бы он ни был, ему будет хорошо. Сегодня, когда я начинаю плакать, мне кажется, что я слышу его голос: "Леночка, я все-таки уже пожил." Но горюем мы не только о прекрасном человеке, горюем о части нас самих.
свечка

О перестановках

Наконец я в пятницу отправила в хороший журнал статью на 26 страницах, которую должна была написать к 1 декабря для некого спецвыпуска. Посвятила ее Павлу Андреевичу. Если честно, я ее должна была написать лет восемь - десять назад, но не складывалось по разным причинам, а только все время откладывалось. Зато сейчас я получила все это в другом виде, более разумном и понятном. Хотя основной результат остался тем же по сути.

Главный редактор спецвыпуска, кротко ждавший мой эпохальный труд, в пятницу намекнул, что уже, мягко говоря, давно пора. Я сбежала от якобы больного Ивана в неотремонтированную квартиру и там работала без обеда по причине отсутствия еды и времени, пока все не завершила. Наконец после двух часов борьбы с удивительно прекрасной электронной системой журнала, которая не хотела нормально компилировать мой вполне стандартный латеховский файл, я послала статью. Гордо поздравив себя еще и с тем, что я страдала с системой только два часа, а эксперт по всем вопросам serge_g239 - пять, я отпраздновала победу как могла и тихо улеглась спать.

Рано радовалась. Вчера главный редактор выпуска поинтересовался, туда ли я послала свою статью. А то, говорит, вместо нее я получил рукопись каких-то трех иранских мужиков. Это, мол, совсем не то же самое, и тебя на них променять я не согласен.
Я удивилась и зашла в свой аккаунт. Тихой сапой (без оповещения по e-mail) они мою статью послали мне обратно внутри этой системы (submission sent back to the author). И загрузили мне туда объяснительное письмо за подписью какого-то индуса. Там английским по белому написано, что мою статью они не могут переслать куда надо, потому что порядок авторов в общих данных статьи ("metadata") не совпадает с порядком авторов в самой статье. Update, говорят, плиз, порядок этих самых авторов и посылайте снова свою статюйку.

Это особенно прекрасно, если учесть, что я - единственный автор этой статьи и везде значусь - и в этих метаданных и в статье - как Elena F. Grekova. Однако, оказывается, меня можно переставить не в том порядке, и я несамоперестановочна, если такое слово есть вообще. Наверное, ntsil знает, как называется эта патология. В общем, рефлексивность страдает. С одной стороны, глядь - я. С другой - уже не я, или другая я. Разнообразная такая. Хорошо это или плохо? Во всяком случае, оригинально. Пострадала я еще два часа с их чудесной системой и как-то отправила статью снова. Она попала куда надо. Об этом тоже мне никто ничего на почту не написал, кроме редактора спецвыпуска, у которого уже проглядывает нимб. Журнал, между прочим, западный, из квартиля Q1. Даже не знаю, что лучше - наши редакционные старушки, которым тензоры надо подчеркивать разными цветами, или продвинутые электронные индусы.
свечка

Первенство Галилея

Леон сходил на олимпиаду по физике для 3-6 классов с этим гордым названием и получил там вместе с каким-то шестиклассником первый диплом (как я поняла, вроде больше первых дипломов не было, но не знаю; во всяком случае, Леон оказался первым среди пятиклассников). Участвовало всего человек сто. Впрочем, задач оттуда я не знаю, кроме двух, которые Леон запомнил, а проводит олимпиаду какая-то непонятная контора. Он просто туда захотел, ну, сам и съездил.
свечка

Ура!!!

Леона приняли в Центр одаренных детей при ФТШ. Сегодня писал олимпиаду, списки уже вывесили. Выдержал конкурс то ли 1:4, то ли 1:6 - не помню, две или три группы по 40 человек запускали. Решил все задачи. Вышел и все мне правильно рассказал и доказал. Я чуть не плакала от счастья и повела его есть пирожки. У меня есть большие надежды на то, что это поможет ему быть самим собой во всех отношениях. И заодно когда-нибудь поступить в ФТШ, если все будет хорошо, и он дальше будет интересоваться точными науками.

А благодарить за все это надо ntsil! Это она нас туда сподвигла идти и заботилась всю дорогу, чтобы мы вовремя проснулись! И вообще заботилась о моральном и научном росте Леона.
свечка

Дожили

Конкретно я дожила до дня, когда коллега, причем лично (хотя и недавно) знакомый, меня звал "мэм". Я, говорит, мэм, восхищен Вашими работами! Надеюсь на сотрудничество. Но я не выдержала больше четырех суток и уже в переписке настойчиво попросила звать меня Леной. Говорю, передавай наилучшие пожелания своему научному руководителю. Конечно, отвечает парень, я своему сэру обязательно все передам! С сэром я тоже познакомилась, но теперь боюсь, в случае сотрудничества как с сэром здоровкаться-то? Сэр тоже был восхищен моими работами, но выражал это менее торжественно. Кстати, сэр красавец редкий, лицо умное, наверняка моложе меня, а в researchgate у него индекс почти в два раза больше моего. Впрочем, он вроде сейсмолог. Прочие индексы не смотрела, статьи еще не читала, но тема интересная.
свечка

Итальянские братья по разуму. О невыразимом

Не могу не поделиться прекрасным. Не только у нас законодатели и исполнители полны рвения по заслугам оценить работу ученых библиометрическим путем. Как рассказал приехавший на конференцию итальянский коллега, у них тоже это широко практикуется с тяжелыми последствиями для науки. (У него самого, кстати, публикаций много и хирш высокий для математика-механика, даже мегагрант ему в Нижнем дали.) Так вот, итальянские бюрократы разработали критерий оценки - судят по медиане (подсчитывают публикации и цитирования). И недавно разразился скандал в прессе: газетчики с возмущением писали, что половина итальянских ученых, считай, баклуши бьет - их показатели ниже средних!
свечка

Une petite poule brune qu'allait pondre dans la lune

Пригласила я Жана-Ноэля Ру к нам на конференцию. Это такой хороший ученый и к тому же очень симпатичный человек. В общем, друг наш с Антонио, правда, не очень близкий. Жан-Ноэль обещал приехать. Я говорю ему — давай, мол, поместим про тебя информацию в интернет. При этом я употребила глагол pondre пару раз. Жан-Ноэль знает испанский и просветил меня, что в отличие от испанского poner (более или менее то же самое, что put), pondre означает нести (или откладывать) яйца.

свечка

Развлекаюсь

Организую тут минисимпозиум памяти Антонио в Петербурге. Все осложняется тем, что одновременно или почти одновременно с минисимпозиумом проходят три конференции по темам работы Антонио (электрогидродинамика, разряды в газах, сыпучие среды). И тем, что ни у кого нет денег, чтоб особо куда-то кататься, а у нас нет денег, чтоб людей пригласить. Тем не менее на данный момент минисимпозиум выглядит вот так:
http://www.pdmi.ras.ru/~elgreco/Antonio/ms/
Это, я считаю, отнюдь неплохо и даже больше, чем конференция в Пуатье, где участникам все оплачивали (которую тоже посвятили Антонио). Ну, кто-то не приедет, это неизбежно, но кто-то и приедет. Времени это отнимает дикое количество, ну я сама в это влезла и других втянула.

В процессе переписки по поводу минисимпозиума нечаянно нажала в gmail на что-то и получила следующее:
> From: "Елена Грекова" < почта >
> Кому: "подливку Жан-Ноэль" < почта >
> Дорогой Джон Рождество
>
> Не будь злым. Отправка RESUME СТП
>
> Дружба
> Елена
Дорогая Елена,

Я стараюсь не быть плохим, но мне жаль, что я часто поздно!

Я написал короткий, но сейчас я не могу загрузить его на веб-сайте конференции, которая иногда работает как ни странно!

Там у меня есть назначения, которые я с трудом могу попробовать еще раз перед началом дня, но я буду сегодня.

Я прилагаю краткое описание - но я не прошу вас, чтобы заботиться о вас, я собираюсь сделать это сам!

С уважением,
Жан-Ноэль

Интересно, что Джон Рождество вообще-то обращался ко мне на ты и в конце письма поставил не vale, а amicalement. Веб-сайт конференции, действительно, иногда работает, как ни странно, но он мне жаловался на нечто противоположное... Ну вообще я бы объявила конкурс на перевод на французский, особенно интересно, что люди думают про назначения, которые он с трудом мог попробовать, и кто собирается заботиться обо мне?
свечка

ArXiv. Помощь зала.

Вообще мне страшно некогда, так как не готов важный для меня доклад и не сделана куча дел, и вот-вот уезжать. Но занимаюсь не совсем тем, чем надо. Антонио три года назад написал обзорную статью 70 страниц (по заказу International Fine Particle Research Institute). Совершенно замечательный обзор, не только аналитический и критический, но еще и с некоторыми оригинальными результатами. Я бы сказала, что это глава книги, причем отличной книги - там много про трибоэлектричество, и очень ясно объясняется, когда какой феномен может иметь место и почему. IFPRI сейчас дало разрешение на публикацию, по крайней мере на вебстраничке (по моей просьбе Мигель Анхель спросил). Поговорили с коллегами и решили, что стоит ее выложить в arXiv, по разным причинам это лучше, чем на страничке - можно ссылку и в Википедии дать, и, может, потом в журнале опубликовать. Про публикацию в журнале я лично сомневаюсь, так как за три года новая информация накопилась, а человека, который так бы ее мог проанализировать, нет. Но с arXiv'ом у меня проблемы. (До сих пор не пользовалась.) Pdf, сделанный из LaTeX, не принимают. Epsки не влезали в квоту. Уменьшила epsки (их 34, правда, уменьшала не все - некоторые и раньше делала я). На лэптопе статья прекрасно компилируется, а в arXiv сначала ругается natbib, а потом пишут, что не найден такой-то pdf-файл, которого ни разу никто не просит - все в LaTeX, все картинки в eps. И pdflatex не может поетому скомпилировать ничегошеньки. А кто его просит-то чего-то компилировать, pdflatex? Это ж не доклад в бимере. Что мне теперь делать? Что, в arXiv надо все в pdflatex класть? Он другого не понимает, хотя притворяется, что в LaTeX'e можно? Пробовала переписаться с поддержкой, но они мне уже ответили один раз насчет разрешения (вдова/вдовец обычно могут выложить статью супруга, но раз Антонио не пользовался arXiv'ом, надо подождать разрешения каких-то экспертов) и что pdf статьи нельзя, а на прочее у них сил не хватило.
свечка

Позор на мою голову

Только сейчас узнала, что Лагранж был, в общем-то, итальянцем. И звали его не Жозеф-Луи, а Джузеппе Лодовико. Всю жизнь считала его французом, а оказывается, французом был его прадед. Ну и серая же я!